Медиа-архив Андрей Тарковский


  О проекте
  Новости
  Тексты
  Аудио
  Видео скачать
  Видео смотреть
  Фотографии
  Тематический раздел
  Гостевая книга
  Магазин


  Электронная почта









Тексты » Монтажная запись художественного фильма «Жертвоприношение» » 4-я часть


5-я часть

Отто:
Да, я почтальон, но не постоянно. В свободное время. Здравствуй, Мария.
Мария:
Я все сделала, госпожа Аделаида. Мне можно идти?
Аделаида:
Да, да, Мария, спасибо. Ах, да, если бы вы только тарелки подогреть поставили, ладно? А остальное уж Юлия сделает, хорошо?
Мария:
Хорошо, госпожа Аделаида. Я подогрею тарелки. Я их поставлю и пойду? Больше ничего?
Аделаида:
Нет, нет, можете идти, Мария. Здесь же Юлия остается. Да! Еще кое-что. Свечи поставьте на стол. А потом можете идти... Вино вы ведь уже открыли? Ну тогда откройте. И вы нам больше не нужны.
Мария:
Тарелки, свечи, вино.
Отто:
Моя соседка. Мы рядом живем. Мы с ней знакомы.
Виктор:
Вот как? Поздравляю.
Отто:
Она приехала из Исландии несколько лет назад.
Виктор:
неужели?
Александр:
Она очень странная.
Аделаида:
Кто?
Александр:
Мария. Да Мария же.
Аделаида:
Иногда она меня просто пугает.
Александр:
Как прекрасно было, наверное, верить, что мир таков, каким здесь изображен. Эта Европа — словно Марс! Ну, то есть, ничего общего с истиной.
Отто:
А ведь жили! И не плохо жили, однако. Погодите, какое же это число? Тысяча триста девяносто два.
Александр:
Может, лучше карту сейчас убрать. Отто помогите мне. У меня странное чувство, что наши современные карты тоже никакого отношения к истине не имеют.
Отто:
К какой истине? Вы упорно настаиваете на какой-то истине.
Виктор:
Истина, «что есть истина»?
Отто:
Истины вообще не существует. Мы смотрим и не видим ни черта. Вон бежит таракан...
Аделаида:
Таракан?
Отто:
...Par exemple, madam (К примеру, мадам), excuse moi (Простите меня)[1]. Так вот, бежит таракан вокруг тарелки и воображает, что целеустремленно движется вперед.
Виктор:
Откуда вы знаете, что думает таракан, который бежит вокруг этой вашей тарелки? Может быть, это у него ритуал такой? Тараканий.
Отто:
«Может быть». Все может быть. Может быть. А мы всё твердим: «истина», «истина».
Юлия:
Вам помочь?
Александр:
Нет, что вы. Давайте поставим сюда, Отто. Замечательная карта.
Отто:
Я рад. Все может быть. Карта действительно высший класс[2].
Александр:
Кстати, где малыш? Где мальчик?
Аделаида:
Я не знаю. Он все время здесь крутился.
Юлия:
Пойти поискать?
Александр:
Не надо. Он наверное гуляет.
Виктор:
Мне кажется, он чем-то расстроен.
Отто:
Что-то случилось?
Александр:
Нет, нет, я сейчас приду. Ужин готов.
Виктор:
Вы сказали, что приобрели больше времени для своих занятий. Что вы имели в виду.
Отто:
М-м?[3]. А?
Виктор:
Так. Ничего. Он где-то здесь.
Отто:
А да[4]! Я в некотором смысле коллекционер.
Аделаида:
Действительно?
Виктор:
Как это «в некотором смысле»?
Отто:
Что вам сказать?... Я коллекционирую события... Те, которые принято считать необъяснимыми. Но достоверные. А на доказательства достоверности уходит много времени - и денег, конечно. Ездить много приходится, поэтому я и почтальон... к тому же.
Аделаида:
Как это «необъяснимые»?
Марта:
Жаль, что малыш убежал. Он обожает такие истории.
Отто:
Правда? Неужели?
Виктор:
И все-таки, я не совсем понимаю.
Отто:
Ну вот, например... Нет, не стоит. А вот хотя бы это. Еще до войны это было, жила в Кенигсберге вдова с сыном. Началась война. Сына призвали в армию, ему восемьнадцать лет было. Ну, они решили пойти к фотографу и сделать снимок на память. Вдвоем - мать с сыном. Снялись они. Сына отправили на фронт. А через нексколько дней убили.
Аделаида:
Боже мой...
Отто:
За неразберихой и несчастьями вдова наша про заказанные фотографии, конечно, забыла...
Аделаида:
...Почему «конечно»? как раз она никак не могла бы забыть об этих фотографиях!
Виктор:
Ну, хорошо, это неважно, в конце концов.
Отто:
...В общем, неважно почему, только фотографии она не выкупила. Кончилась война, переехала она в другой город, подальше от воспоминаний...
Аделаида:
Она что, даже не попыталась разыскать этого фотографа? Последний снимок сына!
Виктор:
А ведь вы, ангел мой, никому рта не даете раскрыть. Прошу прощения[5].
Марта:
Ну, мама.
Аделаида:
Хорошо, молчу, простите.
Отто:
...Да нет, ничего... Одним словом, много лет спустя, году... кажется, в шестидесятом, она пошла в фотоателье и заказала снимок, хотела подарить подруге на память. Снялась. А когда получила готовые фотографии, то увидела на них не только себя, но и сына своего погибшего. Ему было восемьнадцать лет на снимке этом, ну, а ей соответственно с тем временем, когда она фотографировалась.
Марта:
И это все так и было? Так, как вы рассказали?
Отто:
Да, все так и было.
Виктор:
И как вы это проверили?
Отто:
Я разговаривал с этой женщиной. И у меня есть фотография. Где она в шестидесятом, а ее сын в военной форме сорокового...
Аделаида:
Господи...
Отто:
...И кроме того, у меня есть фотокопия его метрики и заверенная нотариусом копия извещения о его смерти.
Виктор:
А вы нас не разыгрываете?
Отто:
Отнюдь... У меня подобных случаев около трехсот[6] собрано. 284, чтобы быть точным. Просто мы слепые, ничего не видим.


ПРИМЕЧАНИЯ

       [1]Обе фразы в фильме звучат по-французски, в издании они даны следующим образом: «...К примеру, мадам. Экскюзе муа.»
       [2]В фильме звучитат слова «высший класс», хотя в издании, почему-то дано слово «классная».
       [3]В издании отсутствует.
       [4]В издании стоит без «да», только «А».
       [5]Фраза «прошу прощения» есть в издании, но отсутствует в русском озвучании фильма. Требуется уточнения, произносилась ли эта фраза в оригинале по-шведски.
       [6]В издании числительное дано цифрой «300».

Система Orphus





«Вернуться к оглавлению 6-я часть »

  © 2008–2010, Медиа-архив «Андрей Тарковский»